Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 

Сразу скажем, что исчерпывающий состав свойств действительности, это свод всех возможных отношений объектов. И если это перечислимое множество, то и множество объектов отношений также перечислимо. Докажем, что множество объектов действительности - перечислимо.

Заметим, что к утверждению справедливости такой попытки возвращает и простое доказательство абсурдности непрерывной последовательности, как понятия и как факта действительности. Ибо как бы близко не были расположены точки непрерывной последовательности, между ними бесконечное число таковых. Таким образом переход от точки к точке невозможен. И непрерывное множество представляет собой один элемент. Конец доказательства. И при этом задачей остается только определение структуры этого единственного, безусловно действительного элемента, который и представляет собой все грандиозное многообразие форм природы, как оказывается.

Однако, переведем эту задачу в некоторую практическую плоскость.

Определим математическую модель явления гештальта в психологии и живописи

    То есть здесь определение конструктивности факта неделимости впечатления, общего состояния психики, понятий, наконец. При этом оказывается, что это основное свойство сознания (но физической природы, вообще).

Чувственные образы сознания обеспечивают существование собственных элементов. И помимо такого механизма сознание невозможно. (Не удивительным подобное обращение причины, остается только в квантовой механике). При этом задача сводится к определению конструкции, опережающей существование собственных элементов любого (!) множества и генерирующей функции, соответственно. Но существует ли такая сверх универсальная конструкция и производящая ее функция, конечно? И здесь доказательство рациональности такой постановки задачи и ее решение. (Но это, конечно, не все из ничего, типа богоявления или вечности).

В принципе, это означает независимую самоорганизацию, например, хотя бы вектора (факта направления и движения), помимо постулирования пространства. Надежды на это скончались в середине прошлого века, недоказуемостью и невозможностью опровержения континуума. (Теория множеств и континуум-гипотеза. Коэн П.Дж. М.: Мир, 1969 г).

С другой стороны, при постулировании оснований множества, невозможно определение отношений его элементов. Ибо для этого потребуется бесконечное число постулатов, как показал К. Гедель («О принципиально неразрешимых положениях в системе Principia Mathematica и родственных ей системах» в Monatshefte für Mathematik und Physik, 1931 г).

Однако, за определением пространственно-временной определенности, как явления исключительно конструктивного характера, и упразднением превентивного пространства и времени (континуум гипотезы), испаряются все парадоксы теории множеств.

Здесь определим исчерпывающую конструктивность множества, как понятия и как факта действительности, и генерирующую функцию его. И таким образом определим и механизм формирования чувственных образов, как безусловно связанных, векторных объектов сознания, вынуждающих конкретную деятельность, и соответствующую последовательность действий. Но это и попытка противопоставить конструктивность определения явлений измышлениям философического характера. И конечно, это решение открывает новые технологические возможности.

Другими словами, докажем, что отношения элементов множества (некоторая конструкция отношений…) обеспечивают существование элементов множества, а не наоборот. И постановка этой проблемы, об исчерпывающей конструктивности фактов и событий, и ее решение, отнюдь не беспрецедентно… Но такое решение опровергает основания существующих взглядов в любой области, в том числе и в математике, и потому оказывается неприемлемым.

Опровержение непостижимости природы и сознания, опровергает предположения внешней воли. В действительности, природа, мироздание имеет независимое начало и постоянно возобновляется с самоорганизующийся частотой, как оказывается. И пространственно-временная определенность событий, это явление – результат абсолютно независимого механизма возникновения форм природы, обеспечивающего и все ее необозримое многообразие, в том числе и сознание. При этом, никакой вечности, превентивного времени, пространства, внешней воли, хаоса, сингулярности и проч. Ибо, откуда бы оно взялось? Ниоткуда = никогда и нигде. Конец доказательства, в его простейшем виде.

 

Докажем, что любая последовательность (объектов, фактов, событий, само время, наконец) является результатом конструкции отношений элементов этой последовательности. (Сразу скажем, что и время, это не последовательность событий, а конструкция их пространственно-временной определенности, как оказывается).

Для доказательства этого факта сформируем общее основание анализа, взаимосвязанностью определений его собственных элементов. Определим свойства, как отношения элементов множества, а элементы множества, как совокупности свойств (пока неизвестных).

При этом исходя из однопараметрического характера самого понятия свойства, они определяются, как последовательности объектов n-множества. И тогда сами объекты определяются, как совокупности конкретных значений таких свойств-последовательностей.

Это «определение через определяемое». Хотя совсем не сложно построить модель такого определения, как оказывается. Это таблица, где по абсциссе объекты, от 1 до n-го (→), а по ординате n! свойств (↓), значения каждого из свойств выстроены в строку по абсциссе. Например, таблица (n)(n!) из некоторых (любых) объектов, А, В, С, ...

          объекты

свойства

А

В

С        →

и т. д.

до n-го

 1

С

А

В

 

2

В

А

С

 

↓   и т. д. до n! (различные последовательности из n объектов)

И рассматривать будем последовательно n таких таблиц, от некоторого значения n объектов, до n = 1 объект. Причем конечно, участие каждого объекта в нескольких строках возможно лишь гипотетически, с понятием о виртуальном состоянии элементов квантового объекта, с понятием об одном таксономическом акте существования (и здесь определим это понятие, исчерпывающе конструктивным образом, контекстно, как и прочие термины и обозначения).

Таким образом, здесь свойства, это все возможные последовательности объектов n-множества (здесь это строки из одних и тех же объектов). А объекты, это набор мест в каждом из свойств-последовательностей (столбцы в этой таблице), и их не существует помимо их отношений.

Заметим, что это единственная возможность избежать постулирование оснований, за которым последовал бы известный парадокс К. Геделя. Здесь и в дальнейшем, обнаружим и упраздним скрытое постулирование в определениях элементов анализа.

Таки исследуем возможность независимого определения (самоорганизации) состава свойств, исключительно в пределах отношений элементов в n-множестве. Но тогда, с увеличением числа элементов множества, свойства - перечислимы, то есть иерархически порождающиеся.

  1. При таком определении свойств невозможно предполагать их, как не существующие в отношении какой-либо части действительности. При этом свойства, как отношения элементов n-множества, определимы и в отношении (n+1)-го объекта (n+1)-множества и т. д.

Кстати, это обстоятельство прозрачно при постулировании пространства, однако, является практическим доказательством того, что существование свойств обеспечивается со стороны отношений объектов. Только в случае справедливости Теоремы обеспечивается возникновение их с ростом n. Но при этом все объекты действительности определимы и при минимальном n. И это «теории всего», убеждения, однако, невменяемые в отношении к более сложным свойствам природы. Звери обходятся простотой, но хотя бы не веруют. Эти более энергичны (закон от М. Планка) и это беда для развития форм жизни.

Все же только если вычислимость метрического отношения близости событий и предельность скорости движений будет однозначно определена, помимо опыта и постулирования, только тогда настоящая теорема будет доказанной, вполне.

Итак, доказательство Теоремы сводится к доказательству перечислимости свойств, к определению структуры перечисления всех свойств действительности и их значений.

И в нашей попытке независимого определения свойств от заранее заданного их содержания, количество упорядоченных свойств-последовательностей из n объектов - не более чем число перестановок из n элементов по n, F(n) =  ≡ Pn = n!.

На самом деле, необходимо констатировать все всевозможные отношения. Это ужас Э. Ф. Ф. Цермело (см. Г. Вейль, «Структура математики», УМН, 56г.), что таких, якобы, «грандиозное, не перечислимое и не структурируемое множество». (Имеется в виду все отношения, в том числе и отношения собственных множеств, но которые также свойства, обладающие собственными значениями). Но оказывается, что все из них являются повторениями, кроме рационально перечислимого.

При этом доказательство перечислимости свойств может быть основано на невозможности их за пределами F(n) = Pn = n!. То есть если таких свойств за пределами F(n) = Pn = n!. нет, а их оказывается существенно меньше, то они перечислимы, хотя бы как n!.

Вернемся к эксперименту и найдем, что n-ный объект в F(n)=Pn=n!, при любых значениях его свойств, окажется встроенным в последовательности, соответствующие уже определенным свойствам в последовательностях из Pn-1 = (n-1)!, не добавляя новых свойств в Pn, а повторяя известные в Pn-1 = (n-1)!. Ибо любое свойство действительно всюду, и определимо в отношении любого объекта n-множества (см. обстоятельство 1.).

При этом заметим, что в Рn, АВСД и ДСВА, например, значение В (свойства-последовательности) определенно лишь местом в последовательностях из Pn, однофакторным образом. И здесь, это одно и то же свойство. Ибо они различаются только направлением, что соответствует только двухфакторному определению элементов, местом в последовательности (1-й фактор), и направлением ее (2-й фактор). Направление, может быть определено только со стороны всей последовательности.

При этом заметим, наконец, что и любое число - содержится местом и направлением в отношении числовой оси. И метрическое отношение близости элементов этой оси, это третий фактор определенности элемента конкретного множества чисел. Эти отношения постулируются, но могут быть результатом общего основания анализа, как оказывается.

Итак, последовательности АВСД и ДСВА являются повторением одного и того же свойства. При этом АВСД и ДСВА и подобные им, составляют 2Pn-1 в Рn. То есть все из Рn-1 оказываются повторенными в Рn. Важно то, что таких повторений на каждом шаге добавления n-го объекта, оказывается (n-1)!

  1. Однако, последовательности, подобные описанным здесь, являются отображением в себя. Потому в дальнейшем, определим такое отображение одним элементом, Fik, определяющим обе последовательности. И эти элементы Fik в структуре F0(n)-множества, возвратят справедливость разделения последовательностей, на прямые F(n) и обратные им F*(n), в отношении каждой из последовательностей из F0(n)-множества, F0(n) = F*(n) + F(n).

Хотя оказывается, что F*(n) = F(n) - 1, что и вынуждает необратимую экспансию и структуры F0(n) = F*(n) + F(n) и динамику ее элементов. (См. ниже, структура Fik).

Вернемся к эксперименту. Так в F(n), не n!- свойств, а F(n) = n! - Pn-1. И эти Pn-1 свойства, как последовательности, повторяются в Pn-множестве. Но n! - (n-1)!=(n-1)(n-1)! = (n-1)Pn-1.

Поэтому отмечаем в таблице (n)(n!), ее предшествующую часть, (n-1)(n-1)! таблицу, Pn-1-множество. Отмечаем повторяющееся в F0(n), свойства F*(n), противоположные F(n), по определению 2. (В таблице 2, это слабо закрашенная область).

Но и Pn-2, - свойства-последовательности также повторяются в оставшихся Pn-1 последовательностях. То есть в оставшихся (n-1)Pn-1 свойствах-последовательностях из F(n), Pn-1, это не (n-1)! свойств, а (n-2)(n-2)! = (n-2)Pn-2. И эти «повторения» выделим (и закрасим)

в оставшейся части (n-1)(n-1)! таблицы, ее часть, (n-1)(n-2)!=Pn-2-множество.

При этом Pn-2 =(n-3)(n-3)!. И тогда F(n) = (n-1)(n-2)(n-3) Pn-3!, но и т. д.

И таким образом, F(n) = (n-1)(n-2)(n-3)…(n-n+1)! = (n-1)! Но то же и в отношении F*(n).

И таблица (n)(n!), в начальном примере, преобразуется в симметрическую таблицу 2.

Таблица 2 (где повторения свойств-последовательностей закрашены).

 

          объекты

свойства

А

В

С       

и т. д.

до n-го

 

 1

С

А

В

 

количество

виртуальных

последователь-

ностей, здесь 4,

определяющих

одно свойство,

различные его

значения

 

2

В

А

С

 

 

В

С

А

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

одно свойство,

здесь из 2-х, последователь-

ностей

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

одно свойство

↓   и т. д. до n! (различные последовательности из n объектов)

F*(n) - закрашено.  

При этом множество повторений F*(n) симметрично F(n)-множеству.

Симметрично, в случае 2n свойств и исключая одно из свойств F(n)-множества. И 2n-ное свойство и оказывается в составе F(n)-множества только как отображение F(n-1)-структуры.

И если противоположно направленные последовательности объединить в свойства (по признаку, описанному в определении 2), и при этом F*(n-1)=F(n-1), тогда

F0(n)=F*(n-1)+F(n-1)=2F(n-1) и тогда F(n)=2F(n-2)=4F(n-3)=8F(n-4)… =2n F(1).

То есть последовательность таких виртуальных F0(n)-множеств, от F0(n=1) до F0(n) составляет бинарное дерево отношений собственных его элементов F(1). Это безусловно. Но здесь определяется иерархия свойств. То есть в F0(n), каждое из свойств состоит из 2n (n=1, 2… n) непересекающихся последовательностей из одних и тех же элементов F(1).

Таким образом, определена возможность независимого определения (самоорганизации) состава свойств, исключительно в пределах отношений элементов в n-множестве.

И при этом свойств, оказывается 2n, значительно меньше, чем n!. То есть они потенциально перечислимы. И свойства, это факты движения, простые и сложные (покажем это).

При этом все последовательности – результат конструкции из них же, что и требовалось доказать. И остается определить состав объектов в этой самоорганизующейся структуре.

Далее обозначим эти элементы F(1) своим местом в этой структуре бинарного дерева, как последовательности, по i =1. 2,... , 2n, для каждого n-го свойства, по k = 1, 2,… , n. И при этом каждый из F(1)=Fik оказывается фрагментом досконально однообразной структуры.

Рассмотрим эту структуру Fik-тых., однако, избавляющую нас от попыток описывать эл. частицы, кванты, атомы…, как якобы пространственные формы (18-ый век давно минул…).

 

Эта структура бинарного дерева определяет и порождающую функцию для объектов этой конструкции. Она является простой экспликацией определенной здесь Конструкции.

УРАВНЕНИЕ 1.....

Fik - элемент в структуре Fik-тых - оказывается основанием вектора (Fik →←(Fik)-1), вектора Fik+1=(Fik-(Fik)-1)', который также элемент отображения (Fik+1→←Fik+1). Fik+1 ортогонально Fik.

При этом Fik – одинаковые, и могут быть «что угодно», но здесь они не более чем «штуки». И их содержание определено только их собственными отношениями.

Эта функция F1N равна нулю только в случае симметрического объекта Fikik), как повторяющегося с безусловной экспансией Конструкции, ее аргументы (i, k, N), принципиально дискретного характера. И разница в отношении Мат. Анализа лишь в том, что здесь движения осуществляются со стороны высшей производной, которая возникает в течение одного таксономического акта существования различной длительности, N таксономических актов существования. Но все же здесь только две последовательные производные соответствуют одной производной от функции в традиционном Мат. Анализе.

  • Так после вычисления значений F1N на грани структуры, вычисляем производные уже этой функции. (Это метод интегрирования порождающей функции). При этом вычисляются и физ. константы. Но эти константы встроены в частные решения уравнений движения.

Здесь на каждом шаге экспансии вынуждается структура из (2n+1-1) элементов Fik, которая, в свою очередь, невозможна помимо собственного отображения. Так FiNik), не существует без собственного обратного образа [FiNik)]-1. И осуществление [FiNik)]-1 происходит со стороны Fik, в течении N таксономических актов, в одном N-ом акте безусловной экспансии Конструкции. То есть экспансия Конструкции происходит с задержкой на исполнение движений в предшествующем акте этой экспансии.

Однако, оказывается, что физическая природа, во всем ее грандиозном многообразии постоянно возобновляется с самоорганизующейся частотой. Никакой вечности… В отличие от заранее заданного пространства, координаты здесь последовательно порождающиеся.

  1. То есть каждый новый акт экспансии этой структуры, он здесь безусловно вынужден, но невозможен до определения стороны отображения, до изменения отношений элементов (исполнения движений) в предшествующих актах. …Безусловно вынужден, ибо не существует объектов без их определенности относительно 0. (Безусловно, что А-А=0, даже если А=0).

И да, это 2n уравнений порождающей функции, что соответствует структуре вычислений квантового компьютера (до сих пор не имеющего достойных задач).

Конечно, здесь описано только общее решение проблемы. И потребуется дальнейшая конкретизация этого решения в сторону его технологического освоения, скажем так.

Однако, эту же структуру можно получить и более простым способом.

Заметим, что любая конструкция факта, события, объекта содержит в своей структуре 0. И принципиально, это А-А=0. При этом 0 - производное от состава любого явления, безусловно исполняющего закон сохранения естества. Но и при t=0, А-А=0... Коротко говоря, никакого объекта (А) не существует помимо отображения в себя, помимо его собственного обратного образа (А-1). Тогда до факта времени (∆t=0), А-А-1=0. Но это рекурсия.

Это, и (А-А-1)-(А-А-1)-1=0, и [(А-А-1)-(А-А-1)-1]-[ (А-А-1)-(А-А-1)-1]-1=0, и т. д.

И этот безусловный (всегда и всюду, в природе и помимо нее) процесс, который оказывается физическим (см. обстоятельство 3.). Здесь каждое выражение в скобках оказывается производной, (А-А-1)'=Fik, то есть не более чем Мат. Анализ.

И это та же структура, что и описанная выше.

И достаточно одной грамматики, чтобы исключить НЕ понимание сути задачи, ее решения и технологической перспективы. Здесь исключены профессиональные термины, дивергенция смысла которых (пространство, например), ограничена только постулированием оснований анализа. Возможно, что этого и в дальнейшем не понадобится, мягко говоря.

Однако, следует знать, что решение естественных задач, определение конструктивности действительных фактов может быть лишь доказанным. Но они не являются логическим следствием, тем более со стороны предшествующих представлений. (Это было замечено математиками, Я. Брауэром, Г. Вейлем, А. Гейтингом). При этом попытки таких решений могут быть отвергнуты с порога, как противоречащие, якобы, выстраданным представлениям о природе, обо всей природе.

Но при этом факты, организованные сложными свойствами действительности, оказываются прозрачными, не определимыми со стороны простых (при минимальном n – количестве элементов в структуре понятий, это материализм и еще хуже того…).

Поэтому до сих пор неизвестно, что такое сознание, что оказалось на руку «специалистам», обращающим открытия человеческого разума в хомуты для людей, и их самих в любителей загробной жизни.

Но необходима верификация этого решения этой задачи. Ибо «ни в чем нельзя быть уверенным абсолютно». Кроме того, человеческая жизнь, в отличие от животных, одна на всех. Но при этом конформизм (культура и профессионализм), отнюдь не сторона развития природы жизни и ее возможностей, а скорее наоборот. Напомним, что первыми профессионалами были насекомые. Но, наверное, мы оторвались от них чувственным богатством, свойственностью… и нам туда не надо. И физика, это не только атомная бомба, но и чувственные образы сознания, не говоря о новых технологиях. Аксиоматизация оснований взглядов, это небезобидное мероприятие, это всегда конец рассуждениям и начало насилию.